Сибирский Путь - На Главную
   
 
 
   
 

Отклик о путешествии на Байкал и Саяны

оз. Байкал (о.Ольхон), Восточные Саяны,

5-26 августа 2012 г.

 

Пятого августа команда Экспедиции «Сибирский Путь» (десять туристов, не считая собаки) отправилась на поезде по Транссибирской магистрали далеко на восток, туда, куда в прежние времена уезжали сугубо принудительно – в славный город Иркутск. Оттуда нам предстояло совершить два совершенно разных путешествия: одно – на Байкал, другое – в Саяны.

Мы, разумеется, понимали, что остров Ольхон на Байкале и Тункинские гольцы (так называется та часть Восточных Саян, куда лежал наш путь) – места абсолютно непохожие, но всё-таки Природа в очередной раз преподнесла нам свои сюрпризы.

 

Голубое чудо России.

 

Даже стоя на палубе парома, который вёз нас на Ольхон, я ещё не вполне понимала, где нахожусь. Столько лет мечтать, собираться и вновь откладывать поездку, и, наконец – вот оно! Встречает криками чаек, лёгкими волнами, бьющими в борт парома, ярким солнцем и голубым небом. А так же восхитительным копчёным омулем J.

Нас привезли в посёлок Хужир, где находится одна из самых известных достопримечательностей Ольхона – мыс Бурхан. В прежние времена простым людям категорически запрещалось туда ходить. Это было местом, где собирались шаманы для общения с духами и проведения различных обрядов. Недаром скала на оконечности мыса так и называется – Шаманка, и есть легенды о некоей злой женщине-шаманке, которая якобы покоится под этой скалой. Говорят также, что там, на дне – жилище Хозяина Байкала.

Верить в легенды или нет – личное дело каждого. Но большая часть нашей команды на Шаманку не полезла, и я тоже.

Из Хужира мы уехали на самый север Ольхона – на мыс Хобой (в переводе с бурятского – «клык»). Возвращаться в посёлок предстояло пешком.

Озеро Байкал признано одним из семи чудес России вместе с Долиной Гейзеров, Эльбрусом и столбами выветривания на хребте Мань-Пупу-Нёр (остальные чудеса рукотворного происхождения). Нам повезло увидеть это чудо во всём великолепии!

Это чудо – голубое. Бело-голубое, сине-голубое, зеленовато-голубое, бирюзовое, лазурное, синее… Эта синева везде, вокруг тебя, ты смотришь на неё, ты её пьёшь, ты ею дышишь! Это небо, опрокинутое в воду, и вода, отражённая в небе. Это горы на другом берегу пролива Малое Море. Белые скалы у подножья плывут по воде, как облака, а поросшие лесом вершины плывут синими тучами по небу. И не видно границы между небом, горами и водой.

Это чудо – прозрачное. В просторных мелководных заливах можно отойти от берега на десять, пятнадцать, двадцать метров, и вода поднимется только до уровня груди. И ты, стоя по грудь в воде, видишь, как играют солнечные блики на золотом песчаном дне!

Это чудо – холодное. В маленьких каменистых бухтах, укрытых высокими берегами, не больно-то зайдёшь в воду даже по пояс – мигом немеют ноги. Зато как приятно в жару умыться ледяной водицей и напиться прямо из озера!

Жара была на нашей стороне: удалось вдоволь накупаться даже в байкальской водичке. Плавать в ней – это удивительное, ни с чем не сравнимое ощущение! Байкальская вода… лёгкая – другого слова не подобрать. И она щедро делится с тобой своей лёгкостью, ласково обнимает, качает на волнах… и о-о-очень освежает J!

За неделю, что мы провели на Ольхоне, дождь пошёл всего один раз. Аккурат тогда, когда нам предстояло пройти около десяти километров по голой степи, а все уже порядком подгорели на солнышке. Поэтому пасмурное небо и утренний дождик никого особенно не расстроили. Зато, лишь только степь осталась позади, жаркое солнце заботливо высушило рюкзаки и согрело нас J.

Попрощавшись с Байкалом, мы вернулись в Иркутск и через день выдвинулись на новый маршрут: посёлок Аршан – река Кынгырга – перевал Артемьевский – посёлок Аршан.

 

Из лета в зиму и обратно.

 

«Аршан» в переводе с бурятского означает «источник». В посёлке бьёт минеральный источник, туда за водой приезжают со всех окрестностей и не только. Рядом с посёлком возвышается гора с тем же названием – Аршан. Её-то мы и собирались обойти кругом, однако природа внесла в наши планы свои коррективы.

В намеченный день мы из посёлка не вышли, потому что горы стояли, сплошь затянутые туманом и пеленой мелкого дождя. Все дружно решили: это было сделано нарочно затем, чтобы мы успели посмотреть ещё одну достопримечательность Аршана – буддистский дацан (храм). Заходить туда не возбраняется никому, главное – не шуметь, не наступать на порог (не знаю, почему) и не сидеть, перекрестив ноги (чтобы энергия правильно текла J). Мы пришли как раз на службу. Лама сидел на подушке за небольшим столиком и читал мантры, время от времени позванивая колокольчиком и поводя в воздухе павлиньим пером, которое предварительно обмакивал в резной железный сосуд с какой-то жидкостью. Служба идёт в течение часа. Голос ламы был глубоким и красивым, но очень монотонным – усыпляет лучше всякой колыбельной. Так что все, кто сидел в дацане, клевали носом J.

На следующий день тучи рассеялись, и мы отправились в горы. До места первой ночёвки подниматься нужно было по тропе вдоль реки Кынгырги. Чистая и прозрачная, как Байкал, она бежит среди скал, прыгает с обрывов в каменные чаши, и вода в них под лучами солнца – изумрудная!

После равнин Ольхона было очень здорово оказаться на каменистой тропе, где порой приходилось карабкаться по скалам или переходить реку по шатким брёвнышкам-мостам. Это же куда интереснее! Особенно с рюкзаками J. А когда светит солнышко, и рядом течёт волшебный изумрудный горный поток – жизнь вообще прекрасна!

Вот только дальше первой стоянки мы так и не ушли. Потому что восемнадцатого августа на вершинах гор – а двадцатого и в том распадке, где стоял наш лагерь – выпал снег. Ну где ещё увидишь первый снег в августе!

Конечно, было немного обидно, что не удалось пройти перевал; однако полюбоваться на заснеженные горные вершины на фоне голубого неба тоже немалого стоит. И, согласитесь, это особое удовольствие – сверху снег падает хлопьями, а ты чернику ешь J!

Мы ждали погоды, сколько позволяло время, гуляя по окрестностям нашей стоянки. Издалека полюбовались на тот перевал, который решил остаться непокорённым. В конце концов, вернулись в Аршан прежним путём вдоль Кынгырги. Из зимы опять попали в лето.

Из-за того, что намеченный путь оказался закрыт по воле Природы, мы спустились в долину на день раньше, чем планировали. Благодаря этому, успели подняться на вершину ещё одной горы, что находится рядом с посёлком. Она носит романтическое название Пик Любви. Высота – 2300 м. над уровнем моря. Наверх ведёт натоптанная тропинка – место весьма посещаемое. Вид с вершины, разумеется, потрясающий: острые пики, крутые склоны, зелёные распадки… Оттуда видно Кынгыргу – тоненькой ниточкой где-то далеко внизу. Оттуда видно во всю ширину Тункинскую долину, где стоит посёлок Аршан; на другой её стороне синими волнами возвышается хребет Хамар-Дабан, воспетый Юрием Визбором. Словом, наверху красиво! А ещё ветрено и восторженно!

Вот только пока поднимешься до этой красоты, много раз подумаешь: и почему ж её Пиком Любви-то назвали?!!!J

Спустившись с вершины, мы отправились в кафе и попробовали бурятские позы… нет, не ха-ха, а блюдо такое! Как манты. Кто не знает – такие большие пельмени с бульоном внутри. Берёшь его в руку, надкусываешь, выпиваешь бульон и жуёшь мясную начинку. Очень вкусно!

 

Снова Байкал.

 

На обратном пути мы опять вернулись к Байкалу. Из посёлка Аршан – на машине в посёлок Култук на южном берегу озера (южный ветер на Байкале тоже называется Култук), а оттуда – пешком в деревню Тёмная Падь, где нас ждала баня!

Шли мы по Кругобайкальской железной дороге, прямо по рельсам. Прежде на ней было две ветки, сейчас только одна, вторая лишь кое-где угадывается. Впрочем, если быть точным, то она не вторая, а как раз первая, построенная раньше. Мы проходили три тоннеля, по которым когда-то ездили поезда. Рельс там уже нет, но каменные стены и закопченные своды хранят историю. В одном месте мы нашли надпись в цементе «21.III 21.VI 31 год», и это явно следы ремонта, потому что в другом месте на плите выбито «1893». Эти тоннели помнят ещё паровозы!

Нынче Байкал встретил нас дождём и серой пеленой туч. Казалось бы, в воду лезть – полный экстрим… но только не после бани! Из парной – босиком по деревянным ступенькам, по мосткам и – в зеленоватую прозрачность. Набираешь воздуха, погружаешься с головой в этот лёгкий звенящий холод, выпрыгиваешь обратно на мостки… у-ух! Вот теперь можно стоять под моросящим дождиком, наслаждаться совершенно необъяснимым ощущением бодрости и расслабленности одновременно.

После бани и обеда садимся в электричку и возвращаемся в Иркутск. Впереди – ещё один день в городе, потраченный на посещение очередного дацана (там поспать не удалось: лама стучал в барабан и медные «тарелки» так, что в ушах звенело J), на покупки и Круг за чаем с чудесным тортиком, которым угостили Сергей и Яра J.

Поздно вечером садимся в поезд, который увезёт нас домой. Над полками висят мешочки с травами, собранными в горах: курильский чай, бадан, саган-дайля… По вагону разносится душистый аромат…

 

Мурзич Саша.

   
Последнее обновление ( 06.12.2012 г. )
 
« Пред.   След. »